Lupus Ordinis

… Черный маслянистый дым низко стелился над пожухлой травой. Тяжелый воздух, пропитанный смрадом гниющей плоти, превращал в пытку каждый вздох.
Конунг судорожно сглотнул и покосился на замерших рядом «Архенгелов» - не гоже проявлять слабость при подчиненных.
- Волк-один Глазу –четыре. Доложите обстановку, - негромко проговорил конунг, привычно прижимая ларингофоны свободной рукой.
- Глаз-четыре Волку-один. Наблюдаем биологическую активность на втором уровне, - голос разведчика казался ломким на фоне потрескиваний атмосферных разрядов. – Коэффициент усиления три.
- Глаз-четыре, команда на возвращение.
- Роджер. Конец связи.
Конунг отключился и вновь устремил свой взор на зев Цитадели. Последний бастион нечисти в этом квадрате. Именно там, в причудливых лабиринтах штолен и штреков, прорезавших многострадальную землю на сотни метров вглубь, гнездилась зараза. Богопротивные мутанты, охочие до человечьей плоти.
Многорукие исчадия ада, поражающие жертву ядовитыми плевками. Тошнотворные сгустки слизи, способные переварить добычу в считанные секунды. Долго, очень долго эти твари чувствовали себя здесь полновластными хозяевами, бесчинствуя и на земле, и под землей, безжалостно уничтожая все живое вокруг. Но Зло не может царить вечно, и наконец, настал этот день – Судный день, когда воинство Святого Волка при поддержке союзных кланов железным плугом прошлось по логовам и схронам исчадий, на корню выкорчевывая рассадники боли и страха… Денно и нощно небо отливало багровыми отсветами пожарищ, ни на минуту не стихала канонада, и медленно, но неудержимо сжималось кольцо воинов в белых плащах с черной головой Волка вокруг огрызающейся, воющей, скалящейся в бессильной злобе массы …
Из сумрака шахты стремительно выкатилось три силуэта в мимикрирующей броне – разведка.
- Товсь! – голос Конунга, усиленный динамиками шлема, эхом откатил в близлежащих холмах.
Стройные ряды рыцарей Ордена Волка дрогнули, первые шеренги привычно приняли положение для стрельбы лежа, вторые опустились на колено. Дуга воинов в белых плащах ощетинилась стволами, направленными в сторону Цитадели. И, словно в ответ на слитное движение людей, из глубины чернеющего зева донесся отвратительный вой накатывающейся биомассы…
- Мир был сер и мрачен, и ничто не озаряло его… - негромко начал Конунг.
- И каждый второй день был похож на первый… - слитно подхватили десятки голосов.
- И не было радости в мире, где царит Тьма….
Первые ряды нечисти выплеснулись из черного проема.
- Огонь! – в голосе Конунга не было и намека на эмоции. Автоматные очереди диссонансом вплелись в топот и визг атакующих чудовищ.
«И так продолжалось многие эоны…».
Плазменная граната лопнула в самой гуще тварей – в воздух полетели кровавые ошметки.
«Но вот открыл глаза Волк Святой… И словно два факела замерцали в кромешной Тьме…».
Одна из прорвавшихся тварей прыгнула на Конунга. Энергетическое лезвие с легким шипением развалило поросшее свалявшейся шерстью тело пополам.
Невозмутимые «Архангелы», элита Ордена, тут же сомкнулись вокруг командира, прикрывая его от возможной атаки.
«И в свете мерцающих глаз вдруг узрели все, что мир не черен, но исполнен самых причудливых цветов и оттенков… И тогда поднял свой взор к небу Святой Волк, и из глаз его вознеслась семицветная радуга…».
Пули и снаряды выкашивали ряды атакующих тварей, перед дугой воинов в белых плащах уже громоздилась настоящая баррикада из погибших и умирающих исчадий ада. Но напор не ослабевал…
«И раскинулась радуга над миром, и осветила его… И возрадовались все, ибо Свет принес тепло, и вышли из лесов звери, заплескались в воде рыбы, закружились в воздухе птицы...».
Несколько крылатых тварей попытались атаковать людей с воздуха, но тут же сгорели в пламени огнеметов. От грохота очередей и звона гильз закладывало уши…
«А люди, радостно смеясь, пахать и сеять… И понял тогда Святой Волк, что отныне он в ответе за всех добрых созданий под радугой семицветной… И наполнило это знание его счастьем и покоем, ибо нет большей радости, чем дарить радость другим…»
Правый фланг дрогнул – атака тварей была там особенно отчаянной. Краем глаза Конунг заметил взметнувшийся белый плюмаж на шлеме Ярла-белликуса. Короткая команда – и передний край на правом фланге расцвел призрачными линзам энергетических барьеров…
«А дабы никто не смел обидеть слабых, призвал к себе Святой Волк лучших из лучших, рыцарей, чистых душой и светлых помыслами… И основали они Орден Волка, чтобы нести под его знаменами Благородство, Милосердие и Справедливость во все юдоли земные…».
- Брат Конунг, их слишком много! – донесся из наушников голос Ярла-белликуса.
Конунг видел это и без подсказки военачальника. Все новые и новые толпы чудовищ выплескивались из Цитадели и бросались в бой. Но люди не отступали. Настал тот самый момент, присущий любой битве, когда противостояние достигло равновесия, для вывода из которого достаточно лишь одного небольшого усилия…
Конунг на мгновение прикрыл глаза. Перед его мысленным взором пронеслись картины детства – синее небо, зеленые заливные луга, хрустальная гладь озера…
«И нет большего счастья для рыцаря Ордена Волка, чем служить Добру и Свету. Иерамус!»…
- Братья! – голос Конунга перекрыл все звуки боя. – Настал наш час! Час Волка! За все, что вы любите, чем дорожите, за все, что поклялись защищать – вперед, в атаку! In Nefas!
«In Nefas!». От боевого клича Ордена, слитно исторгнутого сотнями глоток, казалось, содрогнулась сама земля. Взмахнув искрящимся клинком, Конунг шагнул вперед, и поднявшиеся в атаку рыцари Ордена Волка шагнули следом – в Бессмертие…


Сайт клана: