Freedom Forces

Звонок телефона разорвал ночную тишину. Мужская рука скользнула с подушки и сняла трубку.
— Смирнов слушает! — На другом конце провода кто-то сказал несколько быстрых фраз. — Так точно, товарищ генерал-майор, — ответил Смирнов и повесил трубку.
Лежавшая рядом жена повернулась с вопросительно-сонным выражением лица.
— Срочно вызывают. Похоже, внеочередная учебная тревога. — объяснил он, выскользнул из под одеяла и пошел одеваться.

Сигарета одиноким огоньком тлела у темного подъезда. Опять хулиганье лампочку разбило. Он смотрел на ночное небо, курил и думал о том, что сколько уже было этих тревог, а все равно каждый раз что-то ёкает в груди а в голове верится: «А вдруг боевая»?
Звук мотора армейского УАЗика раздался задолго до того, как он показался из-за поворота, рывками заглушая треск сверчков… цикад… или как там еще этих ночных насекомых зовут?
Машина остановилась со скрипом новых, не притертых еще тормозов. Водитель изнутри открыл переднюю дверцу.
— Привет Степан! — поздоровался Смирнов.
— Здравия желаю, товарищ полковник!
УАЗ резко рванул с места направляясь к базе.
— Что за тревога?
— Как снег на голову. Начальнику части похоже из генерального звонили.
— Хм… — промычал Смирнов. Хотелось матюгнуться, но при младших по званию как-то не с руки вот так без явного повода. Не то у него воспитание.
На выезде из поселка мелькнул дорожный знак «п. Свободный», перечеркнутый красной чертой…

Едва миновав КПП машина понеслась мимо штаба, прямо к рулежной площадке перед взлетно-посадочной полосой, куда тягач уже буксировал Су-107 — новейшие гиперзвуковые истребители перехватчики, которые еще и в серию толком не пошли. Но на Западе уже успели каким-то образом раздобыть их фотографии (в связи с чем в часть приезжала спецкомисия КГБ проводить расследование) и окрестили этих пташек «Драконами». А они и впрямь были похожи на драконов — передняя кромка крыла была не стреловидной, а ломаной, что давало не только аэродинамические преимущества при разгоне на дозвуковых скоростях, но и значительно облегчало управляемость машины.

Предполетный инструктаж прошел прямо перед взлетной полосой.
— Из генерального штаба поступило сообщение о массовом пуске баллистических ракет, — тон командира части был, что называется, загробным. Да и сам он словно постарел как-то… Ох, не к добру это… — Ваша задача прикрыть южное направление. Зафиксирован пуск ракет из Индийского океана. Интервал две минуты. Предположительно, подлодка класса «Огайо». Всего ожидается 24 ракеты. На каждой может быть до восьми боеголовок. Удачи, ребята!
…Вдалеке над поселком раздался ревун воздушной тревоги…

Небо из предрассветного темно-синего стало совсем черным. Звезды алмазами сверкают над головой. Полет в стратосфере — незабываемое зрелище. Звено, достигнув высотного потолка, вошло в квадрат ожидаемого прибытия «груза», от перехвата которого, предположительно, зависели миллионы жизней. На бортовых радарах пока чисто. Учебные тревоги, обычно, на этом и заканчивались. В то, что наши ради проверки новых машин выгонят в океан атомоход и пальнут болванками как-то не верилось.

— Сокол 1, я сокол 5, у меня последняя «конфета»!
— Сокол 4, прикрой пятого!
— Это сокол 4, я пуст, только автопушки!
«Вот б..я! Опять прямым текстом в эфир выдал!»
— Гнездо, я сокол 1, «подарки» закончились!
— Сокол, я гнездо, работайте «дождем», ястребы на подходе!
— Гнездо, я ястреб 1. Дежурство принял, соколы могут лететь за «подарками»!

— Сокол 1 звену: строимся на посадку. Пятый идет первым, остальные за ним в обратном порядке.
— Б..я! Сокол 1, я сокол 5, засек «груз» прямо по курсу!
— Гнездо, я сокол 1, на вас идет «груз»! Звено, правый разворот 180, угол 30 на форсаже!
«Как эти б…кие спутники его проглядели!?!?!?»

Вспышка слева едва не ослепила. Одновременно мигнули и померкли мониторы. Еще миг и начали стихать двигатели — электромагнитный импульс от взрыва пережег бортовую электронику. Секунда, две, три… включилась аварийная система и мониторы начали оживать, но двигатели все глохли… В то, что тревога таки боевая, не верилось до самого последнего момента…
— Звено, я сокол 1, катапультироваться по команде, сбор…
Ударная волна догнала перехватчики когда они еще не успели завершить разворот и ударила сзади-слева так, что вывернула рули и закрылки с элеронами, едва не оторвав крылья. Самолет, потеряв управляемость, задрал нос, угол атаки превысил критический и он сорвался даже не в штопор, а в беспорядочное падение…

Так закончилась прежняя и началась новая жизнь полковника Смирнова, подчиненных ему пилотов и еще миллионов тех, кому удалось пережить ядерный апокалипсис. Сам Смирнов не помнил, как пришел в себя и дернул рычаг катапульты, но он это сделал, иначе бы не выжил. Собравшись у поросшей лесом скалы, трое пилотов еще два дня жгли дымовые шашки обозначая место сбора, но больше никто не пришел. Потом выдвинулись к поселку, так как пилотский НЗ ограничен и продукты пришлось экономить.

От поселка остались руины. Лес вокруг выгорел. Уровень радиации был высоким, но не критическим. На месте военной части зиял кратер с остекленевшими краями, и соваться туда не имело ни малейшего смысла…

Мало кто выжил в поселке Свободный. Те, кому повезло, выбравшись из убежища обнаружили, что все вокруг разрушено. Их тут больше ничего не держало. Радиация сделала родные места опасными для жизни. Собравшись вместе, под предводительством старшего по званию из выживших полковника Смирнова, решили идти походом к областному центру, а оттуда, если понадобится, то и к столице. В память о родных местах они назвались «Вооруженные силы поселка Свободный» (позднее трансформировалось во «Freedom Forces») а эмблемой выбрали летящего дракона…

Сайт клана