Тема: Потерянный мир глава 5 Ответить

ФОРУМ:

 Перейти  Создать тему  Поиск  Переключить на полное отображение информации 
На страницу: [1]
Psinka [12]
Цитата
Добавлено:
18.12.14 15:17
Юнга форума, 24
Предыдущие главы:
http://www.tz.mail.ru/cgi-bin/foru
m.pl?a=O&c=321111269 (Г. 1)
http://www.tz.mail.ru/cgi-bin/foru
m.pl?a=O&c=322748322 (Г. 2)
http://www.tz.mail.ru/cgi-bin/foru
m.pl?a=O&c=324166358 (Г. 3)
http://www.tz.mail.ru/cgi-bin/foru
m.pl?a=O&c=328137085 (Г. 4)

В молчаливом безумии двух личностей
В молчаньи слов,
Во мраке света
И только в смерти жизни ты
Отыщешь путь свой к свету, сокол,
Среди небесной пустоты…
«Сотворение Эа»
Урсула Ле Гуин


Утро было чудесным. Анна стояла обнаженная возле больничного окна, ее тело окутывали маленькие солнышки, создавая мерцающую ауру. Она легонько дыхнула на стекло, то запотело. Указательным пальцем Бестия нарисовала смешную рожицу, потом маленькое тело с пупком, травку. Отвернулась и босиком пошла к больничной кровати. Скоро принесут завтрак. Есть хотелось дико, питание в основном было постное, без каких либо излишек. О, как она скучала по маминым блинчикам. А еще больше тосковала по Лешке, который уже 10 дней не появлялся у нее с того момента, как она вернулась почти в родной дом.

Минуты казались вечность, секунды раздражали до безумия. Однообразные дни мелькали как давно забытый дурной сон. Медсестры, тихие, почти беззвучные призраки, появлялись внезапно, когда Анна курила, и так же мгновенно исчезали. Только тонкий аромат медицинских препаратов витал в воздухе от этих «Касперов». Бесило все: хрустящие белоснежные простыни, каша-размазня и вечно веселый Александр Иванович. Только его глаза не смеялись. Часто в них можно было увидеть грусть и оттенок страха. Это адреналиновое чувство она ощущала всеми фибрами души, но так и не смогла за эти дни объяснить себе, почему доктор чувствует страх.

Ныла шея, она беспокоила ее каждую ночь. Даже инъекция морфина не помогали. Обычно после вколотого морфина люди спят, болезненные ощущения притихают. Если бы это было так. Анна чувствовал отчужденность своего тело от ровно на несколько часов, и в этом своеобразном вакууме отдельно жила БОЛЬ, острая и злая. Она методично перебирала весь ее позвоночный столб, спускалась ниже. Ее пик приходился на кончики пальцев ног. И тогда Бестия кричала. Кричала так, что сбегался весь персонал больницы.

- Черт, кончилось счастливое детство!-

И волк-тату улыбнулся ей в ответ, оскалив острые клыки. Горячий душ ее ждал с нетерпением, подмигивая кранами.

- Кайф!

Анна, все еще с ужасом вспоминала свое пребывание у Беса в плену. Вода смывала отрицательные эмоции, лечила ее душу и тело. Быстро после душа накинув халат, она уже предвкушала вкус еды. Принесли опять страшную пресную овсянку и круто сваренное яйцо. Ковыряя задумчиво вилкой – этот кулинарный изыск, Бестия мечтала оказаться на свободе, а не вечность находиться в четырех стенах.
Постучали в двери.

-Войдите!

Дверь немного приоткрылась, в нее заглянул оранжевый плюшевый кончик, потом показалась средняя часть. В итоге в Анну полетела мягкая яркая морковка.

-Привет, страдалица, жертва страшного генетика!

Лешка улыбнулся и отдал ей пакет с вещами, которые заботливо передала мама.

-Ух, все домой? Меня выписывают?

-Конечно, да. А ты думала, тебя тут вечность держать будут? Хватит щеки отращивать на больничных харчах. Пора бы и честь знать. Пахать на тебе надо, пахать!

Он вздохнул. За это время его боевая единица окрепла, и она уже не смотрелась маленькой девочкой-подростком, а стала более женственной. В каждом ее движении проскальзывала кошачья грация, дикость и необузданность. Только исколотые вены выдавали ее, объясняли все, что она пережила.

-Волчонок….
 
-Мы тебя внимательно слушаем.

Прозвучал странный ответ. Лешка разомкнул руки и ступил шаг назад, вдумчиво глядя на Бестию. Холод прошелся по спине.

-Кто ты?

-Я Сокол. А ты?

-Человек.

-Это спорное утверждение! – звонко зашелестел  словами незнакомец.
Psinka [12]
Цитата
Добавлено:
18.12.14 15:33
Юнга форума, 24
Он резко бросил слово, взяв ее за руку, быстро повел к двери, думая по дороге, что умудрилась Анна приютить в себе разговорчивое «оно», которое выбрало имя Сокол – профессионального охотника, стремительного с острым зрением. Его воспевали в легендах, приводили как пример. История обросла таким ядовитым плющом, что истина в нем затерялась навсегда.

-Ничего, я докопаюсь до сути. – ворчал Лешка.

-Докопайся. – опять раздались колокольчики в его голове, и уже детский голос искреннее хохотал над его мыслями весело и задорно. Мозг взорвало бурей положительных эмоций. Стала болеть голова. Капитан вытер пот со лба, и усилием воли вытолкал надоедливого непоседу.

-Аня, ты себя нормально чувствуешь? Ничего не беспокоит?

-Нет. Только сильные боли  были в затылке и ниже, когда я лежала в госпитале. А что?

-Ничего.

Аня ковырнула носком ботинка опавшую листву, достала дрожащими пальцами сигарету, закурила. В глубоком молчании они пришли к ее дому. Там как обычно висели ситцевые занавески на распахнутых окнах, пахло свежеиспеченными кексами и теплым топленым молоком. Слабый ветер доносил запахи всего этого, приятно щекотал обонятельные рецепторы.
Посидевшая мама стояла на крыльце и с нетерпением ждала блудную дочь. Визуально она выглядела сильно постаревшей, горе временной утраты накрыла плечи тяжелым черным платком. Они опустились. Мама сутулилась и вытирала слезы ладонью.
Бестия не дала ей сойти вниз к дороге. Она ловко перепрыгнула низкий забор, нежно поцеловала маму в лоб и поманила рукой грустного Лешку.

-Давайте все пить молоко.

Так мама пригласила их за обеденный стол. Все наслаждались домашним уютом. Через несколько часов Лешка поблагодарил, за вкусный обед и покинул приятное общество.
По дороге в бункер он все размышлял о беседе с Соколом. То, что у Анны была опухоль, его предупредили, а также проинструктировали по поводу того, что удалять ее пока что не будут, так как есть вероятность задеть важные нервные ответвления. Доктора не подозревали и не гадали, чем это может обернуться в будущем времени.
Лешку ждал Бес. Нехорошая ухмылка озарила его лицо. Он жаждал мести, кровавой и жестокой. Генетику не повезло. Капитан знал тысячу медленных и искусных пыток. Давно еще, в подростковом возрасте, ему попалась книжка о палачах Великой Инквизиции. В ней были детальные картинки с подробнейшим описанием. Книга на то время была прочитана до «дыр».

А вот и старый добрый бункер показался вдали. Лешка ускорил шаг. Расстояние сокращалось. Его там ждало почти бездыханное тело Беса.
Капитан достал ключ от амбарного замка, открыл дверь и вошел. Солдатские ботинки сразу же ступили в лужу крови. В ней лежал обнаженный шизофреник и сладко спал. Картина в стиле мягкого импрессионизма. Размытые контуры крови и пастельные тона кожи Беса. Размашистыми мазками, кисть художника создавала сей шедевр, достойный самого Лувра.

-Все мы немножко безумны.

Лешка перешагнул «холст», набрал воды в чайник и включил. Ему надо было подумать и заодно выдохнуть пережитое за день. Две ложки сахара, две ложки кофе и нервный стук сердца в такт настенным часам.
Тик-так, тик- так, последняя нота разорвала пустоту. На пол льется черная сладковатая жидкость, медленно падает со звоном ложка… Сон, долгий без сновидений.
Настойчивый звук в дверь бункера ворвался в абсолютную тишину. Тело ныло после неудобной позы, мышцы все затекли, и бегающие мурашки по всему телу приносили неприятные ощущения.

-Иду. Прекращайте стучать. – он поднялся со стула и медленно направился к двери. Недельные стрессы и недосыпы сказывались на общем состоянии организма, хотелось покоя на четыре дня, этого вполне достаточно. Отключить мысли, забыть все, что произошло. Вырвать бы еще сердце, которое ныло от одной мысли о том, кем же сейчас является Бестия на самом деле.
Psinka [12]
Цитата
Добавлено:
18.12.14 15:46
Юнга форума, 24
Он начал перешагивать безмолвного Беса, пошатнулся и чуть не упал в засохшую лужу крови. Восстановил равновесие, протяжно выдохнув воздух, после того как задержал дыхание от неожиданности. Присев быстро на корточки, прислушался к дыханию.
-Дышит. – хорошо, подумал Лешка.
Дверь бункера широко распахнулась, несколько человек из его отряда и дежурный врач решили посмотреть на источник пыток. Надо было его привести в чувство для дальнейшего допроса.
-Делайте все, чтобы привести его в чувство к моему возвращению. Через несколько часов начнем.
Он вышел на свежий воздух совершенно опустошенный. За многие годы пепел и где нигде появляющиеся искры так и остались. Город воспринимался как нечто нереальное, отчужденное. Вроде дом и не дом – между этими двумя понятиями.
Скоро зима, уже чувствовался по утрам мороз, и легкий иней стелился по низинам, на возвышенностях среди пожухлой травы все еще виднелись яркие и зеленые островки, исчезающей осени вперемешку с летом. Под ногами хрустнула замершая вода, вода синевой расползлась по остаткам тонкого льда, замерла на секунду, образую ровную поверхность, в которой Леша увидел отражение очень знакомого ботинка. Через мгновенье их глаза уже внимательно изучали друг друга – Он и Бестия.
- Или не Бестия, Сокол? – промелькнула мысль.
Анна смотрела на него и не узнавала. Худое лицо избороздили мелкие морщины, которых раньше не было и от этого казалось, что он выглядит старше. Седая прядь волос на голове под солнечными лучами вырывалась одиноким криком, рассказывая негласно обо всем пережитом за эти недели. Трехдневная щетина не лучшим образом дополняла общее впечатление. Брови нахмурены. Одежда давно не стиралась, засохшие пятна крови источали невыносимую вонь. Картина «После бойни». Анна решила прощупать бессознательное своего старого друга, ей казалось, что за всем этим внешним неухоженным видом прячется нечто другое, по крайне мере так хотелось думать или обманывать себя. Прикрыв глаза и отпустив себе, Рыжик почувствовала острую боль.
-Черт.
-Не получается?  Даже и не пытайся, я не в настроении сегодня общаться на более тонком пространственном уровне. Неужели ты ничего не чувствуешь? Подумай. – Леша ментально видел инородное существо, живущее в ней, оно ему мало того не нравилось, так еще отдаляло столь родное и любимое многими годами.
Маленькая крыска зашуршала возле ног «любимой», нож настиг ее быстро, тушка насквозь была проткнута им. Капитан плавно стряхнул тварь и вытер лезвие о штаны, отрывисто бросив фразу.
-Я в бункер. Пока.
Интересно, наверное, смотреть на быструю походку уходящего прошлого. Возможно многим, да, а у нее мелькнуло нехорошее предчувствие того, что этот день станет последним, когда она видела этот твердый взгляд, отточенные движения и слышала резкую, привычную речь. Поправив непослушные языки пламени за ухом, он разогнала образы. – Пора начинать жить, скоро будет посвящение. – развернулась и побежала, только ветер мог ее догнать.

…..

-Можешь прекратить бурю? Нет.(с)

За дверью бункера спорили, громко на повышенных тонах. Леша немного постоял, прислушиваясь и тихо посмеиваясь про себя. Потом уже открыл дверь. Спор так и не прекратился.
-Давай поломаем генетику пальцы?
-А давай сделаем многочисленные надрезы по телу, пусть медленно истекает кровью!
-Дурень, кто потом будет мыть полы? Ты?
-Ладно, слушай, может просто убить?
Тут раздался всеобщий хохот, смеялся и капитан. Обстановка немного разрядилась.
Бес, привязанный к стулу, молчаливо наблюдал за детским садом. Пока инквизитор спал, он припрятал медицинский скальпель, аккуратно между пальцами, выжидая удобного момента, когда капитан подойдет к нему поближе. Эмоциональная холодность не позволяла ему чувствовать грань между смертью и жизнью – они существовали в одной плоскости, были равны.
Лешка методично выбирал инструменты для пыток, его соратники в это время резали соленые огурцы, хлеб, селедку. Водка стояла на столе. Каждый такой случай начинался и заканчивался попойкой.
Взяв пассатижи, он подошел к Бесу, не соблюдая безопасного расстояния.
На глазах у вояк за долю секунды произошла кровавая бойня…
Анна услышала последний стук сердца, последний вздох...
Тема: Потерянный мир глава 5 Ответить
На страницу: [1]
версия для печати
Логин:
Сообщение: